Оксана Труфанова (iriya_rutri) wrote,
Оксана Труфанова
iriya_rutri

Categories:

Тайна Золотой горы: будут ли установлены жертвы массовых репрессий на Южном Урале?

Со времени политических репрессий 1930-х гг. прошло уже почти сто лет. Но все еще не принято говорить об этих преступлениях открыто, без шепота, без шока и без оглядки. Начиная с 1990 годов предпринимались попытки создания баз данных и книг памяти репрессированных и реабилитированных, но все они далеко не полны. И вот Президент России Владимир Путин поддержал инициативу создания единого общероссийского реестра репрессированных, включая места массовых расстрелов, а также по сохранению таких мест. Что могут и должны означать эти инициативы в региональной оптике?

Челябинские расстрелы
Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД, по Челябинской области утверждался следующий план репрессий: по первой категории – 1500 человек, по второй — 4500 человек[1]. 21 сентября 1989 г. были обнародованы цифры, согласно которым в период репрессий было арестовано в Челябинской области 37 041 человек, и 11 592 из них было расстреляно[2]. Карты захоронений Челябинской области нет. Якобы эти сведения хранились в архиве Главного управления исполнения наказаний в городе Копейске, но в 1956 г. сгорели вместе с тюремными карточками политзаключенных.
Одной из первых к этой теме еще в конце 1980-х гг. обратилась челябинский журналист Светлана Миронова. Она рассказывала: «Нам удалось узнать, что захоронения производились, примерно, в 20-ти местах в Челябинске и вблизи него. Тела просто сваливали в шахты и ямы. Место под названием Золотая Гора[3] – это самая масштабная точка захоронений такого рода. Также погребали в рвах на Митрофановском кладбище г. Челябинска, они там до сих пор отчетливо видны».

Раскопки первые и единственные
В 1988 г. была сформирована поисковая группа «Реквием», куда вошла и сама Миронова, и, в основном, студенты исторического факультета Челябинского государственного университета во главе с археологом Григорием Маламудом. Финансировал раскопки челябинский кооператив «Практик-Центр». Геологический трест «ЮжУралТИСИЗ» по архивным данным о золотодобыче и по результатам обследования отвалов шахт Золотой горы составил план бурения для оконтуривания шахт и проверки на наличие органики. Само бурение было проведено в мае-июне 1989 г., и анализ показал наличие костных останков в десяти шахтах. Одиннадцатую так и не исследовали.

14 июня 1989 г. начались раскопки самой крупной шахты в поселке Шершни (Золотая гора) – № 5, которая была в диаметре – 12 метров. Это шахта раннего периода добычи золота. Большая часть обнаруженных там трупов были голыми, без одежды, с огнестрельными ранениями на черепе от пуль и прижизненными штыковыми повреждениями. Это означает, что людей добивали.
Результат раскопок на Золотой горе — останки от 200 до 400 человек (точное количество установить не удалось, так как судебно-медицинская экспертиза не была закончена), большая часть которых – погибшие в период с 1937 по 1940 г. По словам очевидцев раскопок 1989 г., когда вскрывали эти шахты, останки были обнаружены не сразу, а на глубине 2-2,5 метров, уложены они были буквально «штабелями» и залиты негашеной известью.
Нам удалось встретиться с судебно-медицинским экспертом Александром Власовым[4], непосредственно проводившим исследование обнаруженных костных останков. Сейчас он возглавляет одно из самых известных независимых экспертных учреждений в стране. Он лично выезжал на место раскопок в 1989 году, собирал кости, которые потом тщательно исследовались в Бюро медико-социальной экспертизы в Челябинске. Там с помощью различных методов судебно-медицинского анализа пытались определить возраст скелетов, пол, причину смерти и ее давность, а также предполагаемый срок захоронения.

«Все шахты… полностью заполнены костями»?
«Нам пытались внушить идею, что это больничные и невостребованные трупы, к примеру, умерших от туберкулеза, – рассказывает он. – Однако уже сразу было понятно, что такое количество больных негде было взять. К тому же, на 99% черепов имелись огнестрельные ранения по касательной справа вверх от височной области».
Власов лично спускался вниз в первую шахту на глубину 20 метров, дальше не полез, так как деревянные перекрытия прогнили и погружение было опасным для жизни. Однако, по его словам, при попытке спустить вниз груз и измерить примерную глубину стволов, обнаружилось, что она составляет около 100 метров, тогда как в соседних шахтах – чуть более семидесяти. Всего шахт было более десятка, но только в первой проводились археологические работы, и то она не была исследована до конца, а только ее первые пять метров.
«Оттуда были извлечены полностью скелетированные останки с фрагментами одежды и обуви, – рассказывает эксперт. – Кто-то из журналистов и историков говорил, что на некоторых черепах попадались золотые зубы, но это не так, золотого зуба я лично ни одного не видел». По мнению Власова, первая шахта заполнена скелетами до дна, при бурении и на дне обнаруживалась костная пыль.
«Если предположить, что все шахты были полностью заполнены костями, то получаются совершенно безумные цифры. И, если бы это было так, то Золотая гора была бы крупнейшим в мире захоронением, – говорит он. – Но, откуда столько жертв, если в конце 1930 гг. население Челябинской области было всего чуть более миллиона человек, и тогда рождается гипотеза, что везли приговоренных сюда, возможно, отовсюду».

Челябинский краевед Олег Вепрев рассказывает: «Заливали известью эти шахты уже после репрессий – в 1949 году по приказу руководителя города Челябинска, так как зловоние от этих шахт накрывало весь поселок Шершни. Сначала там организовали свалку бытовых отходов, но и она не спасала от страшного запаха. Трупы-то гнили. Для того и надо было что-то придумать. Это практика немецких концлагерей – сначала там на трупы клали бревна и поджигали, потом кто-то придумал их «гасить», чтобы они сгорали под химикатами…Когда начали раскапывать эти шахты, мы буквально «ошалели», в некоторых ямах были дети. У многих трупов кости были переломаны – тазовые, руки и ноги, но, может, это в процессе сваливания трупов в эти глубокие ямы».
Не исключает Вепрев и пыток захороненных на Золотой горе. Однако судебно-медицинский эксперт Власов говорит, что по костным останкам это установить невозможно.

Эксперты не смогли установить, производились ли расстрелы на месте или в шахты уже скидывали трупы. Не было возможности идентифицировать каждого захороненного, так как для этого нужно было иметь, как минимум, сравнительный материал, но и с учетом его наличия сличить такое количество образцов просто нереально. В какое время шахта начала заполняться и с какой интенсивностью – тоже остается загадкой, ведь до первых слоев никто так и не добрался. Вызывает сомнения и уже упомянутый факт, что захоронения могут относиться к периоду Гражданской войны, так как тогда шахты функционировали в полной мере, и в них все еще добывали золото.
Кроме того, при раскопках было обнаружено огромное количество монет, датированных самое ранее – 1931 г. Вероятно, они были в карманах и кошельках расстрелянных. На одной монете номиналом 3 копейки 1936 г. даже имеется, предположительно, скол от пули.
По словам эксперта, давность смерти некоторых останков датирована 1950 г., и именно установление этого факта он считает причиной того, что уголовное дело засекретили, а дальнейшие раскопки прекратили. Послевоенные останки (в том числе детей – мальчиков, примерно, 10-12 лет), заколотых штыками и с проломленными черепами, и вызвали переполох. По рассказам очевидцев, на месте захоронения были найдены и лоскуты шинелей, в том числе и флотских.
Основная часть обнаруженных костей имела огнестрельные ранения головы в правой или левой височно-теменной области. У многих имелись прижизненные повреждения, причиненные штыковыми ранениями – можно предположить, что эти люди при расстреле умерли не сразу, и их добивали. Ни одной гильзы на экспертизу археологами в 1989 г. представлено, по словам Власова, не было. Однако, он утверждает, что, судя по характеру выходного и входного отверстий на черепах, можно сделать однозначный вывод о том, что большинство жертв были расстреляны из револьвера системы «Наган», а раны от штыков на них были, скорее всего, от винтовки Мосина.
Поздняя часть трупов в шахтах, как отмечает эксперт Власов, совершенно точно была в одежде. Известно, что в 1937-1938 гг. арестованных содержали уже не только в Челябинской тюрьме непосредственно, на улице Васенко (ныне УФСБ по Челябинской области), но и в бараках для подследственных, которые строили по всему городу. Например, барак № 17 находился в районе Челябинского тракторного завода на улице Ленина.

Исчезнувшие останки
Сам процесс экспертизы проходил в непростой обстановке. Правоохранительные органы, сначала дав «добро» на археологические исследования, быстро передумали. Странно, по рассказу эксперта, повело себя и общество «Мемориал», не дав Бюро завершить начатые тогда исследования. «Кости были отсортированы по каждому трупу – собраны или полно, или частично примерно 200 скелетов, которые находились в мешках. Однажды утром мы пришли на работу, а они просто исчезли. Мы сначала подумали, что их вообще украли, а потом вдруг узнали, что их забрали «мемориальцы».
Он также отмечает, что почти сразу после проведенного исследования, ему пришлось уволиться, и вместо него в 1992 г. судебно-медицинские экспертизы в рамках возбужденного уголовного дела подписывал оставшийся эксперт В.В. Новиков, который исследование останков уже не проводил.
Куда исчезли костные останки и улики, оставалось загадкой долгое время. По официальной версии, их передали на хранение в Челябинскую областную прокуратуру, однако это не так. Нам удалось найти человека, который был очевидцем. Пожелав остаться неизвестным, он сообщил, что улики и кости прямо в мешках и коробках были принесены «мемориальцами» на склад Центра историко-культурного наследия Челябинска.
«Часть останков точно захоронили в той новой братской могиле на Золотой горе, где проводил митинг академик Андрей Сахаров[5], – рассказывает он. – А вот некоторые черепа с явными огнестрельными ранениями оставили вместе с уликами. Я не уверен, что все это сохранилось вообще, но вы поищите».
Опрос сотрудников Исторического музея Челябинска, а также Челябинского государственного университета, силами которого проводилось археологическое исследование, ничего не дал. Однако вещественные доказательства удалось найти. Они все еще находятся во временном хранении в Центре историко-культурного наследия Челябинска. Это патроны, гильзы, личные вещи расстрелянных (кошельки, очки, трубки, мундштуки, флакон от женских духов, бутылочка с лекарством, туфли, галоши, задники от валенок и многое другое), зубные и глазные протезы, зубы. Все это до сих пор хранится в таком виде, в котором и было извлечено из шахты. А вот упомянутых черепов или других костных останков там, по сведениям сотрудников, нет.

Страшные находки
Сотрудники с неохотой прикасаются к коробкам с вещдоками, да и работать с ними морально тяжело. После завершения работы попросили прислать фото, чтобы уже не перебирать улики, а отдавать заинтересованным их фото. Есть опасение, что через год-два от них вообще может ничего не остаться. А пока в коробках из-под советских конфет сложены части от очков – по подсчетам их не менее 56 пар. Много это или мало? Говорит ли это о масштабности? Каков процент носивших очки в населении? И это лишь первые пять метров одной из шахт.
Еще в одной коробке из-под конфет хорошие фарфоровые зубные протезы в количестве 12 штук и зубы с железными пломбами. И один протез глаза. Но самой главной загадкой стала обнаруженная клипса Nappa со звездой… Такие носили пилоты Люфтваффе.

Отдельный разговор – гильзы, обнаруженные на месте археологических раскопок 1989 г. Мы не могли организовать баллистическую экспертизу, но смогли их измерить и взвесить. Данные были переданы криминалистам. Выяснилось, что лишь одна из гильз – от револьвера системы «Наган», остальные от немецких пистолетов «Вальтер-38», калибра 9 мм, образца 1938 г. и «Браунинг» образца 1910 г., калибра 7,65 мм. Часть обнаруженных патронов винтовочно-карабинные, калибром 7,62 мм, предположительно от винтовки Мосина.
Челябинская областная прокуратура в 1989 г. возбудила уголовное дело по факту обнаружения массового захоронения на Золотой горе, недолгое расследование которого вел следователь А.В. Демин. Однако 5 ноября 1990 г. производство по уголовному делу сначала было приостановлено «за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», а затем и прекращено в 1993 г. по двум основаниям: «Как возбужденное в отношении умерших» и как «возбужденное в отношении лиц, о которых имеется вступивший в законную силу приговор по тому же обвинению». Важных свидетелей не опросили, места захоронений до конца не установили, как не установили и точное число «потерпевших». Ответственности никто не понес.
В ответ на наш запрос в Челябинскую областную прокуратуру и Следственный комитет нам пришел ответ, что это уголовное дело до сих пор засекречено с мотивировкой «в связи с участием в его расследовании сотрудников КГБ СССР», в ознакомлении с его материалами отказано.
В 1989 г., без сомнения, была проделана важная работа по установлению места массового захоронения в Челябинской области, но при более детальном рассмотрении получается, что работа археологическая, по большей части – бессмысленная и не поддающаяся логике. Археологического отчета нет, есть только обрывочные и противоречащие друг другу воспоминания непосредственных участников раскопок, приукрашенные мифическими деталями. Нет полного описания, вещественные доказательства перемешаны, опись отсутствует. Невозможно определить, к каким костным останкам относятся те или иные предметы. И, самое главное, до сих пор непонятно, кто же все-таки погребен в шахтах Золотой горы под Челябинском.
Очевидно, что все они должны быть исследованы, чтобы доподлинно установить, кто, сколько и за что. Сейчас еще можно это узнать. Между тем в непосредственной близости от этих шахт уже выросли десятки многоэтажных жилых домов, люди гуляют со своими детьми вдоль стометровых ям, до верху заполненных останками убитых людей и радуются жизни. А социальная справедливость так и не восстановлена.


Фото сделаны автором в Центре историко-культурного наследия г. Челябинка, больше фото тут:
https://yadi.sk/d/PZbzOqgSDOButw

_____________________________________________________
[1] Оперативный приказ народного комиссара внутренних дел СССР №00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов» // http://old.memo.ru/history/document/0447.htm
[2] Книга памяти репрессированных Челябинской области // http://bd-chelarhiv.eps74.ru/knpamrep/index.html
[3] «Золотая гора» — мемориальный комплекс на западной окраине города Челябинска, северной окраине поселка Шершни, возведен на месте массовых захоронений людей в шахтных выработках на одноименной возвышенности. Фактический, по состоянию на 2018 г., местность находится в окружении жилой застройки, напротив домов № 75 и 77 по улице 250-летия Челябинска.
[4] Власов А.Ю. — профессор Российской академии естествознания, заслуженный работник науки и образования, член редакционного совета научно-практического журнала «Проблемы экспертизы в медицине».
[5] Кости были перезахоронены в братскую могилу на Золотой горе 9 сентября 1989 г. На траурном митинге присутствовали, в том числе академик А.Д. Сахаров и журналистка Г.В. Старовойтова.

Tags: 1937, гулаг, пытки, репрессии, челябинск, челябинскаяобласть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments